Поиск по сайту


Куда идем

11

 Куда идем?

Наверняка у каждого охотника был в жизни такой эпизод: на охоте в малознакомой местности вдруг запуржило-завъюжило или упал густой туман, или пошёл сильный дождь, и видимость ухудшилась настолько, что пропали надёжные ориентиры.

Куда идти, где выход из глухомани, в которую занесла тебя охотничья страсть? Впереди нерадужные перспективы – бродить по лесу до изнеможения или кое-как обустраиваться на ночёвку. Помощи ждать не от кого, проходящего варианта поведения сразу не найти.

Опытный охотник знает, что в таком положении прежде всего нужно успокоиться, остановиться, обдумать каждый следующий шаг, и только составив чёткий план действий, начинать искать выход.

Примерно в такой ситуации блуждания в потёмках оказались охотничьи общественные организации, в том числе и ВОО, после внезапного, подчеркну это слово, введения охотничьего билета единого государственного образца.

Внезапного потому, что принятие новшества такого глобального значения для охотников целой страны никак и нигде не обсуждалось, не проводилось никакого мониторинга, не оценивались последствия для всех сфер охотничьей деятельности. Проще говоря, мнение охотников никто не спросил, им просто навязали новые правила жизни. К чему это привело теперь известно.

Но, как говорится, после драки кулаками не машут. Вся запоздалая критика Закона об охоте и ОБЕФО абсолютно неэффективна и бессмысленна. Теперь нужно остановиться и продумать каждый шаг нашей дальнейшей деятельности, чтобы не сбиться с курса сохранения и развития общественных охотничьих объединений.

Собственно, анализ содержания Закона наталкивает на мысль, что всё было задуманно как плановое постепенное разрушение годами складывающихся отношений охотников в виде их общественных объединений и государственной власти, резкий перевод охотхозяйственной деятельности в рыночные рамки, где превалирует частная собственность и соответствующие ей отношения. Другими словами, кто-то из авторов нововведений решил, что общественная, коллективная собственность уже не вписывается в современные реалии и не выполняет возложенные на неё функции. Но так ли на самом деле?

Охотничьи общества, в частном случае – коллективы военных охотников, играли и играют важную роль воспитания «правильного» охотника, поддержания высокой дисциплины на охотах и объединения людей для коллективной помощи охотхозяйствам, для сохранения и приумножения охотничьих видов и популяций. Может ли частник заменить охотничьи общества? Весьма сомнительно.

Возьмем для примера хотя бы овладение охотником азов поведения на природе с оружием, постижение правил «охотничьего минимума». В коллективе начинающего охотника тщательно готовили к выходу в поле, в лес, на водоём. При организации коллективных охот ему отводили поначалу второстепенные роли, вырабатывая таким образом серьезный, осмысленный подход к охоте, исключающий происшествия и несчастные случаи.

Заинтересованы ли частные владельцы охотничьих хозяйств в такой кропотливой работе? Зачем она им, когда главная задача – дать возможность клиенту отстреляться и получить от него доход?

Охотколлективы не позволяли охотнику, не овладевшему правилами обращения с охотничьим оружием, выходить в угодья для самостоятельной охоты. И это несмотря на то, что члены ВОО, как правило, породнились с оружием еще на боевой службе в армии. Но никакой скидки им в коллективах не делалось: одно дело уметь стрелять из табельного оружия в тире и на полигоне, и совсем другое – из охотничьего ружья по зверю или птице.

Время подтверждает, что наличие у охотника единого билета ещё не означает, что он готов к безупречному поведению на охоте. Не так давно в наших хозяйствах были случаи, когда один такой охотник сделал три случайных дуплета по собаке загонщика, другой, забыв о патроне в стволе, ранил водителя в ногу, сделав его инвалидом.

jh

Вместе с ослаблением охотколлективов уходит и такая весьма полезная процедура, как коллективные выезды в угодья для заготовки кормов для копытных. «Отработка» не только помогала егерям сохранять зверей, но ещё и воспитывать у самих охотников чувства рачительных хозяев своей земли, природы. Заинтересован ли в этом частник? Ответьте себе сами.

Между тем жизнь по новым правилам нанесла существенный урон, в частности, нашему Обществу. Более чем на три четверти сократилась численность наших коллективов. Есть случаи, когда прекратили деятельность организации целых регионов. Многие охотники ушли хотя бы из-за того, что, имея единый билет, не нужно платить членские взносы. И потому наши организации несут ощутимые финансовые потери. Денег, которые шли на зарплаты штатным работникам охотхозяйства, на развитие материально-технической базы и подкормку диких животных, другие биотехнические мероприятия, поступает недостаточно, а суммы, вырученные от продажи разрешений на охоты, не могут возместить эти потери.

К чему это ведётся? К сокращению и без того скудных штатов работников охотхозяйств, замораживанию их заработной платы, старению и износу построек и транспорта, а в конечном итоге – к увяданию охотничьих хозяйств.

Понятно, что государство не заинтересовано в таком развитии, но пока не видно шагов направленных на то, чтобы помочь общественным объединениям охотников хотя бы законодательно, предоставив им больше самостоятельности и взяв под свою опеку.

Ослабление охотничьих организаций на местах не могло не сказаться на прочности связей с центральными органами ВОО. Теперь, не обладая достаточными финансовыми средствами, Центральный совет не может, как было в прошлом, существенно помогать региональным организациям, а, следовательно, и активно влиять на их деятельность. То есть, нарушилась годами отработанная и надёжная система вертикального управления.

В связи с этим руководители региональных организаций, не получая существенной помощи из центра, начали искать свои пути выхода из кризиса, в том числе и пытаясь приватизировать или продать имущество или права на пользование им сторонним лицам и организациям.

Сразу скажу, что это незаконный и непродуктивный путь, ведущий к дальнейшему развалу Общества, да и, в конце концов, не приносящий сколько- нибудь долгосрочной пользы.

Нужно искать другие пути выживания и укрепления позиций. А они есть.

Принципиально изменилась роль и значение охотхозяйства как центра, объединяющего охотников. Следовательно, всемерное развитие и укрепление охотхозяйств – приоритетное направление деятельности Общества на всех уровнях. У нас есть, уже и не единичный, опыт такой работы.

Расскажу о Бронницком охотхозяйстве, которым руководит Андрей Анатольевич Крымов. Прошёл период, когда он все силы вкладывал в обновление материальной базы хозяйства. Теперь у него можно поохотиться и порыбачить, не жертвуя привычными для горожанина бытовыми условиями. Позаботился он и о росте численности зверя в угодьях, между прочим, расположенных в непосредственной близости от мегаполиса. Пруды в угодьях, зарыблены и гарантируют отличный улов даже не самому подготовленному любителю рыбалки.

Не случайно, что вокруг хозяйства сложился многочисленный и прочный коллектив военных охотников. Более четырёхсот человек объединяет КВО под руководством Петра Збигневича Ясинского. Члены этого охотколлектива не только отдыхают в Бронницком охотхозяйстве, но и всячески помогают ему в ведении дел, участвуя в биотехнических мероприятиях и заготовке кормов для зверя и птицы, в охране угодий от браконьеров. Здесь взяли в аренду тир для проведения пулевых стрельб, тренировок и соревнований, подготовки охотников к сдаче охотминимума. Такая активная совместная деятельность приносит и немалый доход хозяйству, позволяет ему крепнуть и развиваться.

Другим резервов нашего роста остаётся укрепление связей с армией, активная работа по привлечению военнослужащих и членов их семей к занятиям рыбалкой и охотой, связанными с ними спортивными соревнованиями. Командиры частей, как правило, поддерживают инициативы руководителей охотколлективов и помогают нашим хозяйствам в их запросах.

Но нужна настойчивая разъяснительная работа с ними, опора на многолетний исторический опыт взаимодействия личного состава и организаций военных охотников. Нужно объяснять командирам, что участие в работе охотколлективов полезно для сплочения воинских коллективов, повышения качества отдыха, совершенствования многих навыков, необходимых для победы в современном бою.

Успешно такой работой занимаются многие наши руководители коллективов и хозяйств. Хотел бы поблагодарить за неё Фёдора Сергеевича Клинменко из Новосибирска, Ивана Николаевича Бондарчука из Владивостока, Сергея Борисовича Хорошилова из подмосковной Кубинки, Александра Васильевича Фирюлина из Ростова-на-Дону. Они наладили прочный личный контакт с командованием войсковых частей у себя в регионах, и это приносит ощутимые положительные результаты.

Рост охотничьих коллективов как опоры деятельности Общества невозможен без повышения роли рядовых членов в управлении всеми делами. Кое-где довольствуются сбором взносов и проведений двух-трех собраний в году. Но важно, чтобы именно рядовые члены коллектива участвовали в определении приоритетов деятельности своего коллектива, совместно, а не кулуарно, решали все вопросы, контролировали деятельность руководителей. Но на это пока готовы пойти не все из них, что и проводит иногда к нарушениям этики и дисциплины, а следом и разочарованию в членстве в организации.

Подводя итог, могу сказать, что, несмотря на затяжные нелёгкие времена, Военно- охотничье общество в целом устояло и встречает Новый год с уверенностью в том, ччто впереди год развития и укрепления всех наших позиций. Желаю здоровья и успехов всем военным охотникам.

Вячеслав Павлов,

Председатель ЦС ВОО-ОСОО